Великая княжна Татиана

Татьяна – вторая царская дочь. Она родилась 29 мая 1897 года. Татьяна была младше Ольги на два года. По характеру они были совсем разные, хотя их связывала нежная дружба. В детстве девочки всегда были вместе, их называли «старшими» и они жили в одной спальне Александровского дворца в Царском селе.

Татьяна в детстве не шалила, была спокойной, серьёзной девочкой, сдержанной в выражении своих чувств. Внешностью была похожа на мать, императрицу Александру Фёдоровну, с пышными волосами и большими, широко расставленными глазами. Она была искусная рукодельница, любила шить, вязать, вышивать. Всякую работу по дому выполняла с удовольствием: гладила бельё, заведовала распорядком в доме, воспитывала младших, много читала, особенно религиозные книги.

%d0%a2%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%b0 %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%9a%d1%80%d1%8b%d0%bc galleria mini%d1%86%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d1%8f galleria mini%d1%86%d0%b0%d1%80%d1%8c %d1%81 %d0%b4%d0%b5%d1%82%d1%8c%d0%bc%d0%b8 galleria mini%d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d1%8b galleria mini%d0%9e%d0%bb%d1%8c%d0%b3%d0%b0 %d0%b8 %d0%a2%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%9e%d0%90 %d1%81 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%be%d0%bc %d0%9d ii %d0%b8 %d0%b5%d0%b3%d0%be %d0%b4%d0%be%d1%87%d0%b5%d1%80%d1%8c%d1%8e %d0%a2%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%be%d0%b9 galleria mini%d0%9e%d0%90 %d1%81 %d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%be%d0%bc %d0%9d ii %d0%b8 %d0%bf%d0%bb%d0%b5%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d0%b8%d1%86%d0%b0%d0%bc%d0%b8 galleria mini%d0%bf%d1%80%d0%b8%d0%b1%d1%8b%d1%82%d0%b8%d0%b5 %d0%a6%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9 %d0%a1%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b8 %d0%b2 %d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba galleria mini%d0%98%d0%bc%d0%bf. %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b9 %d0%b8 %d0%a2%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%b0 %d0%9d%d0%b8%d0%ba. %d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba 1917 galleria mini%d0%92%d0%be %d0%b4%d0%b2%d0%be%d1%80%d0%b5 %d0%b3%d1%83%d0%b1%d0%b5%d1%80%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%be%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b3%d0%be %d0%b4%d0%be%d0%bc%d0%b0. %d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba galleria mini%d0%ad%d0%ba%d1%81%d0%bf%d0%be%d0%b7%d0%b8%d1%86%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%b4%d0%be%d0%bc %d0%98%d0%bf%d0%b0%d1%82%d1%8c%d0%b5%d0%b2%d0%b0 galleria mini%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%81 %d0%b4%d0%be%d0%bc%d0%b0 %d0%98%d0%bf%d0%b0%d1%82%d1%8c%d0%b5%d0%b2%d0%b0 galleria mini%d0%ba%d1%80%d0%b5%d1%81%d1%82 %d0%bd%d0%b0 %d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b5 %d0%b4%d0%be%d0%bc%d0%b0 %d0%b4%d0%be %d0%b2%d0%be%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d1%8f %d1%85%d1%80%d0%b0%d0%bc%d0%b0 galleria mini%d0%a2%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%a6%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d1%8f galleria mini%d0%92%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d0%ba%d0%b8%d0%b5 %d0%ba%d0%bd%d1%8f%d0%b6%d0%bd%d1%8b %d0%9e%d0%bb%d1%8c%d0%b3%d0%b0 %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b0 %d0%a2%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%b0 %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b0 %d0%b8 %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b0 galleria mini

Сохранилось детское письмо Княжны Татьяны своей матери, императрице Александре Фёдоровне: «Моя дорогая, родная, милая Мама, я прошу прощения за то, что не слушаю тебя, спорю с тобой, что я непослушная. Сразу я никогда ничего не чувствую, а потом ощущаю себя такой грустной и несчастной оттого, что утомила тебя, потому что всё время приходилось мне всё повторять. Пожалуйста, прости меня бесценная Мамочка…»1

Когда Татьяне было 15 лет, она заболела тифом, и пришлось обрить ее красивые волосы. Тяжёлую болезнь она переносила с терпением и спокойствием. У Татьяны был очень доброе сердце. Её часто можно было видеть в окружении ребятишек, которых она угощала конфетами.

Она имела любимую собаку-бульдога по кличке Ортипо, который спал в комнате старших княжон. Татьяна была самой близкой к матери, отношения их были дружескими, доверительными. Николай Александрович говорил, что Татьяна напоминает Государыню.

Татьяна – единственная, с кем в переписке Александра Федоровна говорит о делах, о войне, обсуждает свои личные проблемы. Татьяна была склонна к самоанализу, родителям она пишет: «Я только хотела попросить прощения у тебя и дорогого Папы, за все, что я сделала вам, мои дорогие, за все беспокойство, которое я причинила. Я молюсь, чтобы Бог сделал меня лучше…»2

В Государственном архиве РФ сохранилось письмо великой княжны Татьяны Николаевны императрице Марии Федоровне с поздравлением с днем рождения 10 ноября 1906 года:

«Милая бабушка! Поздравляю Тебя с днем твоего рождения и желаю всего всего самого лучшаго! …Мы все очень хотим, чтобы ты скорее приехала к нам, а то нам без тебя очень и очень скучно!«3

По воскресным дням девочки вместе с обожаемой тётушкой Ольгой Александровной уезжали из Царского Села в Санкт-Петербург, присутствовав «в Аничкином дворце» на обязательном завтраке у любимой Бабушки, вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны, затем следуя во дворец на Большой Сергиевской улице к тётушке Ольге.

Император Николай II был очень дружен и откровенен со своими старшими дочерьми. Сохранилась запись в Дневнике Государя Николая II:

17 марта, воскресенье (1913)
Простоял чудный весенний день. В 10 ½ была обедня в полковом храме. Завтракали: Иоанн (деж) и Гавриил. Гулял и работал на льду почти три часа подряд. В это время шла репетиция на дворе 1-го Балтийского экипажа. Посидел у Татьяны. Остальные дочки были в Петербурге в гостях у Ольги».4

«Великие княжны были миловидные, веселые девочки с непритязательными вкусами и очень приятные в общении. Они были очень смышленые и все схватывали на лету, когда старались. Однако каждая из них обладала собственным характером и способностями.

<…> Татьяна была наделена поразительной красотой. Она была высокая, стройная, как Императрица, хотя ее темные волосы, светлая кожа лица и широко расставленные глаза придавали ей поэтический вид, который по словам Софьи Буксгевден, «не вполне соответствовал ее характеру», который был скорее практическим. Платья она носила с шиком, и хотя девочки одевались одинаково, на Татьяне костюм сидел особенно ловко. Сестры и брат называли ее «гувернанткою», потому что она всегда останавливала расшалившихся сестер и помогала прислуге. Если было нужно обратиться к родителям с какой-то просьбой, дети поручали это Татьяне».5

Девочки были великолепно воспитаны, обладали чувством такта, были обходительны, деликатны и очень образованы. Императрица зачастую сама присутствовала на их уроках, наблюдая за процессом обучения. Всех учителей для своих детей августейшие родители подбирали сами. Кроме уроков музыки, танцев, фехтования, живописи, дети изучали сразу несколько иностранных языков: английский, немецкий, французский, помимо важнейшего для всех детей, отечественного языка.

По воспоминаниям учителя французского языка великих княжон, Пьера Жильяра, «Татьяна Николаевна, от природы более сдержанная, обладала волей, но была менее откровенна и непосредственна, чем старшая сестра [Ольга]. Он была также менее даровита, но искупала этот недостаток большей последовательностью и ровностью характера. Она была очень красива, хотя не имела прелести Ольги Николаевны.

Если только Императрица делала разницу между дочерьми, то её любимицей была Татьяна Николаевна. Не то, чтобы её сёстры любили мать меньше неё, но Татьяна Николаевна умела окружать её постоянной заботливостью и никогда не позволяла себе показать, что она не в духе. Своей красотой и природным умением держаться, она в обществе затмевала сестру, которая меньше занималась своей особой и как-то стушёвывалась.

Тем не менее, эти обе сестры нежно любили друг друга; между ними было только полтора года разницы, что, естественно их сближало. Их звали «большие», тогда, как Марию Николаевну и Анастасию Николаевну продолжали звать «маленькие».6

В Царскосельском Александровском дворце царская семья проживала осень-зиму, до начала лета. Ежегодно весной все дети уезжали в Крым, в Ливадию, где отдыхали и плавали в море.Наследнику Алексею Николаевичу был полезен лечебный морской воздух. Так было девять лет подряд.

В Ялте с 1911 года устраивали благотворительные «базары» из предметов рукоделия, которые шили и создавали сами Великие княжны, продавая их на улице. Базары получили название праздника «Белого цветка», цветки целебной белой ромашки собирали в корзины, делали из них декоративные цветки и дарили покупателям базара.

Когда 1 августа 1914 года началась Первая мировая война, жизнь в Царском селе изменилась. Прямо во дворце был организован Госпиталь во имя Ея императорского Величества императрицы, для раненых офицеров и солдат русской армии. Императрица Александра Фёдоровна и старшие дочери Ольга и Татьяна прошли обучение на курсах сестёр милосердия и ежедневно в 1914-1917 гг. ухаживали за ранеными в Дворцовом лазарете № 3.

Великие княжны полностью несли службу сестёр милосердия: помогали докторам, делали сложные перевязки раненым, помогали в операционной. Княжна Татьяна работа операционной сестрой, помогая оперировать хирургу и зав. Дворцовым Госпиталем доктору медицины В.И.Гейдройц.

Княжна Ольга была воплощением женственности; «Татьяна была, несомненно, воплощением другого начала – мужественного, энергичного, сильного. Немножечко выше старшей сестры, но такая же изящная и стройная. Она обнаруживала большую силу и твёрдость во всём. Соответственно Её характер и движения, хотя и мягкие, были чётки и резки. Взгляд выразителен и смел. Здоровалась она также чисто по-мужски, крепко пожимая руку и глядя прямо в глаза тому, с кем здоровалась»7, написал тяжело раненый солдат.

Рассчитан Госпиталь был примерно на сто раненых солдат и офицеров. Очень ловко и умело Княжна Татьяна делала раненым перевязки и всегда умела их подбодрить, обладая весёлым нравом. В Госпитале была униформа: серое форменной платье; белый передник с красным крестом и белый платок.

Военные годы 1914-1917 Княжна Татьяна вела активную переписку со своей тётей Великой княгиней Ольгой Александровной. На средства Ольги Александровны Романовой в 1914-1917 гг.были оснащены «Дворянский военно-санитарный поезд № 163»; «Военно-санитарный поезд № 87 имени Великой княгини Ольги Александровны»; «3-й Сибирский и 28 Сибирский санитарный военный поезд и Собственный имени Ея Императорского Высочества Ольги Александровны Госпиталь». 8

Шеф, организатор Госпиталя и медицинская сестра Ольга Александровна почти ежедневно писала письма всем (по-очереди) племянникам в Царское Село. Сестра царя, Тётя Оля обладала огромным опытом сестры милосердия. Переписка О.А.Романовой и святых Царственных мучеников, поражает своим беспощадным трагизмом. Чаще других письма адресованы крестнице Анастасии и Княжне Татьяне, с которой сестра царя обсуждает профессиональные вопросы медицины и жизненные курьёзы.

Прямо из поезда на фронт, Ольга Александровна в письме к племяннице Великой княжне Татьяне Николаевне писала о начале своей фронтовой жизни:

«Милая моя душка трогательная Татьяна.
Твое милое письмо меня ужасно тронуло вчера вечером! Мы должны были ехать в 9 1/2, но стояли на станции до 12 1/2.
Была толпа — из знакомых сестер и родственники их — и когда наконец мы тронулись все нас крестили в открытые окна. Спала я не особенно хорошо, так как нас всех клопы заели! Мерзость такая — Ба! Татьяна Андреевна [Громова] очень милая и веселая. Затем рядом со мною монашенка очень симпатичная простая — мы с нею клопов ловили сегодня утром и она чистила диван мой своей головной щеткой. Такая трогательная, но меня этим смутила ужасно!

Едем в вагоне 2-го класса — коридор по середине — купэ с одной стороны, а кресла с другой, в которые на ночь делают тоже постели. Мылись мы по очереди. Все со мной ужасно милы. Княжна была на вокзале и сказала, что хотела бы превратиться в муху, чтобы со мною влететь в вагон! Воображаю, как она бы жужжала и мешала бы спать…
Только что была остановка — ст. «Дно» Витебской губернии. Пили молоко и ели колбасу с хлебом. Доктора пришли с нами побеседовать. Едем в Киев и оттуда не знаем куда нас пошлют.

Проезжаем места, где видны остатки местных пожаров.
Думаю, так много о вас — моих милых, дорогих! Скажи Мамa, что я так тронута, что сказать не могу, ее милым отношением ко мне и люблю ее ужасно.

Дождик идет, хорошо, так как пыли нет. А клопы?! Противно думать о них; Сестра говорит, что дальше будет хуже и пойдут вши в волосах.

Целую Ольгу-душку милую нежно и Мари и Настеньку «a gloomy one» [скучаю]
Крепко обнимаю дорогого Папa и Бабушку и т. Ксению. Скажи бабушке, чтобы она не обиделась, что я тебе раньше написала, но это ответ на твое письмо.

Была у Ирины. Она ужасно миленькая и худенькая, много говорит и веселая.
Goodbye, my own darling![До свидания мои любимые]
Да хранит тебя Господь! Пишите мне часто, душки мои.
Твоя любящая тебя всем сердцем
Тетя Ольга 1914, 2 Августа (в поезде на войну едучи)».9

После предъявления обвинения Государю Николаю II, вынужденного акта отречения от престола и объявления в марте 1917 года домашнего ареста, наступил период Царскосельского заточения. Царские дети лето проводили дома во дворце, гуляя в саду, под охраной.

Татьяна в письме от 17 июля 1917 года писала о Царскосельском заточении: «В саду так хорошо, ещё лучше, когда уходишь вглубь, в лес, где совсем дико и ходишь не по дорожкам, а просто так. Где-нибудь рядом папа пилит деревья, а мы помогаем носить дрова. Если брат с нами ходит, — то играем с ним. Возимся, он это очень любит».10

Далее следовали Тобольская ссылка и Екатеринбургский расстрел. Сохранилось трагичное письмо Княжны Татьяны Николаевны от 18 сентября 1917 года, из Тобольска своей крёстной тётушке Ксении Александровне Романовой:

«Ужасно приятно, что у нас есть балкон, на котором солнце греет с утра до вечера, весело там сидеть и смотреть на улицу, как все ездят и проходят. Единственное наше развлечение! У нас тут завелось целое хозяйство. Много кур, индюшек, уток, и пять свиней и кот, — живут в бывшей губернаторской конюшне. Кот у нас случайно выскочил и убежал на улицу. Его искали, но не могли найти, а потом, вечером, он к нам сам вернулся.

Алексей каждый день кормит всех животных. Папа и он выкопали маленький пруд для уток, где они с наслаждением купаются. Из наших окон очень красивый вид на горы и на верхний город, где большой собор.

(…)устроили играть в городки перед домом, а мы играем вроде тенниса, но, конечно, без сетки, а просто ради практики. Потом ходим взад и вперёд, чтобы не забыть, как ходить. – В длину 120 шагов, короче гораздо, чем наша палуба».11

1 Литвяк Елена Праздник белого цветка: детям о царской семье.- Минск, 2011, с. 11.

2 Венценосная семья.-М.,2006, с.50.

3 Автограф Княжны Татьяны 1906 г.: 14,8 10,9.- ГА РФ.- Ф. 642.- Оп. 1.- Д. 2835.- Л. 20 и об.

4 Дневники императора Николая II (1913-1918). – М., 2007 – 512с., с.24.

5 Бенаг Кристина. Англичанин при Царском Дворе: Духовное паломничество Чарльза Сиднея Гиббса.- СПб, Царское Дело, 2006, с.53.

6 Император Николай II и его семья: по личным воспоминаниям П. Жильяра. Вена, 1921, 245 с., с.139-142.

7 Павлов С. Мои воспоминания о царской семье//Скорбный ангел. Сост. С.В.Фомин.- М., 2006, -895 с., илл, с.408.

8 РГИА ф.552,оп.1,д.459. О благотворительной деятельности Е.И.В.Ольги Александровны в период войны 1914-1917 гг.

9 Удальцова М.В. Великая княгиня Ольга Александровна Романова-Куликовская. М.,2011.- 160 с.,48 л.илл., с. 62-63.

10 Царские дети.-М.,2003, 448 с.. илл, с.430.

11 Письмо Великой княжны Татьяны Николаевны из Тобольска. Царские дети, с.431-432.

 
 

Тэги: 400 лет дому Романовых, Великая княжна Татиана

 

Недавние записи в рубрике Романовы