Великая княжна Мария

В царской семье императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны было пятеро детей: Княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия Николаевны и сын Царевич Алексей Николаевич. Мария родилась 27 / 14 июня 1899 г. в Петергофе и расстреляна со своей семьёй в Екатеринбурге в возрасте 19 лет.

Великая княжна Мария Николаевна была на два года младше своей сестры Татьяны и на три с половиной – Ольги. В детстве она была немного полненькой, но бойкой, живой и резвой девочкой, порой неуклюжей и смешной. По характеру веселая, добрая и отзывчивая. Ее любимцем был сиамский кот.

Мария очень любила родителей и была послушна и покладиста. Младший брат Алексей был периодически слаб здоровьем, страдая заболеванием гемофилии. Когда больному Алексею нужно было куда-нибудь передвинуться, он звал: «Машка, неси меня». Мария была очень сильной и выносливой физически, — она легко поднимала брата и несла.

%d0%b4%d0%be%d1%87%d1%8c %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%bc%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0%d1%8f galleria mini%d0%90%d0%bd%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b0%d1%81%d0%b8%d1%8f %d0%b8 %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%92 %d0%a6%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%bc %d0%a1%d0%b5%d0%bb%d0%b5 galleria mini%d0%92%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d0%ba%d0%bd. %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%95%d0%b5 %d0%b8%d0%bc%d0%bf.%d0%b2%d1%8b%d1%81%d0%be%d1%87%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%be %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%98%d0%bc%d0%bf. %d0%90%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81. %d0%a4%d1%91%d0%b4. %d1%81 %d0%b4%d0%be%d1%87%d0%b5%d1%80%d1%8c%d1%8e %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b5%d0%b9 galleria mini%d0%98%d0%bc%d0%bf. %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b9 ii %d0%bc %d0%b4%d0%be%d1%87%d0%b5%d1%80%d1%8c%d1%8e %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%b5%d0%b9 galleria mini%d0%98%d0%bc%d0%bf. %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b9 %d0%90%d0%bb. %d0%b8 %d0%92. %d0%9a%d0%bd. %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%9d%d0%b8%d0%ba. %d0%a6. %d0%a1. 1917 galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8 galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%ba%d0%bd%d1%8f%d0%b6%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%b2 %d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d0%b5 %d0%bf%d0%be%d0%b4%d1%88%d0%b5%d1%84%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%be %d0%9a%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b3%d0%be %d0%94%d1%80%d0%b0%d0%b3%d1%83%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b3%d0%be %d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%ba%d0%b0 galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%9e%d0%bb%d1%8c%d0%b3%d0%b0 %d0%90%d0%bd%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b0%d1%81%d0%b8%d1%8f %d0%b8 %d0%a2%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%b0 galleria mini1914 galleria mini1916 galleria mini%d0%92 %d0%90%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d1%80%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%bc %d0%b4%d0%b2%d0%be%d1%80%d1%86%d0%b5 %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%b2 %d1%81%d0%bf%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%b5 %d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%b3%d0%be%d1%81%d0%bf%d0%b8%d1%82%d0%b0%d0%bb%d1%8c %d0%a6%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b5 %d0%a1%d0%b5%d0%bb%d0%be galleria mini%d0%94%d0%b5%d1%82%d0%b8 galleria mini%d0%b4%d0%be%d1%87%d0%b5%d1%80%d0%b8 %d0%9d ii galleria mini%d0%9a%d0%bd%d1%8f%d0%b6%d0%bd%d1%8b %d0%90%d0%bd%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b0%d1%81%d0%b8%d1%8f %d0%b8 %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%b8 %d0%90%d0%bd%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b0%d1%81%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%9d%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%a0%d0%be%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b0 galleria mini%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f %d0%9d%d0%b8%d0%ba. galleria mini1918 %d0%b0%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%bb%d1%8c %d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba galleria mini1918 galleria mini%d0%9a%d1%80%d0%b5%d1%81%d1%82 %d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be %d0%be%d1%82%d0%bf%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%ba%d0%b8 %d1%86%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9 %d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b8 %d0%b8%d0%b7 %d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0 galleria mini%d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba %d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be %d0%bf%d1%80%d0%b8%d0%b1%d1%8b%d1%82%d0%b8%d1%8f %d1%86. %d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b8 galleria mini%d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9 %d0%b4%d0%be%d0%bc %d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%b1%d1%8b%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%8f %d1%86. %d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b8 galleria mini%d1%82%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9 %d0%b4%d0%be%d0%bc %d1%86%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9 %d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b8 galleria mini%d0%bc%d0%b5%d0%bc %d0%b4%d0%be%d1%81%d0%ba%d0%b0 %d0%bd%d0%b0 %d0%b4%d0%be%d0%bc%d0%b5 %d0%a2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0 galleria mini%d0%9c%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be %d1%80%d0%b0%d1%81%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%bb%d0%b0 %d1%86 %d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b8 %d0%95%d0%ba %d0%b3 galleria mini%d0%a5%d1%80%d0%b0%d0%bc %d1%81%d0%b2. %d0%a6%d0%b0%d1%80%d1%81%d1%82. %d0%bc%d1%83%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2 %d0%95%d0%ba. galleria mini%d0%98%d0%ba%d0%be%d0%bd%d0%b0 galleria mini

Больше других сестёр, Мария любила брата Алексея, ежедневно писала ему откровенно-наивные, детские письма, подписывая их шутливо: «Твой полковник Романов». За свою услужливость к брату Марию называли: «le bon gros Tou tou» [добрый толстый Туту].

Мария очень тяжело переболела корью, ее болезнь перешла в воспаление легких сильной степени, она выжила только благодаря своему сильному организму. Сохранилась фотография, где вся семья императора Николая II: все царские дети и Императрица, в Александровском дворце Царского Села пришли в комнату к больной Княжне Марии Николаевне, чтобы подбодрить её.

Мария была стойкой и мужественной. Когда во время революции в 1917 году, Государыня Александра Фёдоровна вышла к полкам, которые уже готовились покинуть Александровский дворец, она взяла собой Марию, и они вместе обходили солдат, ободряли их словами и лаской, несмотря на смертельную опасность, которой подвергались.

Солдаты демонстративно вели себя агрессивно, отказываясь отвечать на приветствие Государя, исписав похабщиной детские качели в саду. Двух ангорских коз, которых любили царские дети, солдаты зарезали на их глазах.

Во время прогулок по парку Царского Села, красивая, но простоватая Мария беседовала с солдатами охраны. «Расспрашивая каждого, Мария прекрасно помнила, у кого как звать жену, сколько ребятишек. Сколько земли и т.п. У неё находилось много тем для бесед с ними. За свою простоту она получила в семье кличку «Машка»; так звали её сёстры и Алексей Николаевич». 1

Благодаря доброму отношению к Марии, стража Александровского дворца постепенно изменила своё настроение к заключённому под домашний арест царскому семейству.

Мария отличалась от умной Ольги и изысканной Татьяны большей добротой, сердечностью и простотой в общении. Когда царская семья уже находилась в Екатеринбургском заточении, Мария сумела расположить к себе всех даже охранников – рабочих в Екатеринбурге, которые обучили ее готовить лепешки из муки без дрожжей.

Мария, как все царские дети, хорошо рисовала красками, если Княжна Ольга была лучшим музыкантом, то Княжна Мария была лучшим художником.

Мария любила посещать церковные богослужения. Она, как и другие царские дети, была крещена в дворцовой церкви Большого Петергофского дворца по православному обряду. Вера в Бога её была глубокой и искренней.

Своей матери она писала в одном из писем: «Знаешь, это очень странно, но когда я вышла из комнаты Алексея после молитвы, у меня было такое чувство, как будто я пришла с исповеди…такое приятное, небесное ощущение».

Вместе с родителями, Княжна Мария Николаевна в декабре 1916 года посетила для поклонения и молитв древний Софийский собор Великого Новгорода, который был заложен на древней земле Новгорода девять веков тому назад, в 1054 году.

В своём дневнике Мария записала: «Прибыли в Новгород, была встреча на станции. Поехали в Софийский собор, была архиерейская обедня, потом прикладывались к мощам разных угодников. Прошли в патриарший покой, там же лазарет внизу».

К 14 годам Мария очень похорошела, и ее считали самой красивой из царских дочерей. У нее была истинно русская красота — высокая, полная, с ярким румянцем на открытом русском лице, с темно-синими глазами, густыми каштановыми волосами.

«Великая княжна Мария Николаевна была самая красивая, типично русская, добродушная, весёлая, с ровным характером, приветливая девушка». 2 Близкие отмечали, что внешностью и силой Мария унаследовала черты деда – Императора Александра III.

Когда Марии исполнилось 17 лет, ей сделал признание в любви один из балканских принцев, но Мария, как и ее старшие сестры, не допускала мысли о замужестве вне пределов родины. Все они хотели остаться в России и выйти замуж за русских.

Мария была похожа на своего отца императора Николая II, как и старшая сестра, Ольга Николаевна. По воспоминаниям учителя английского языка царских детей, Чарльза Гиббса: «У нее были огромные синие глаза. «Машины блюдца» — называли их друзья и близкие.

У нее был художественный талант и она любила рисовать. Она была также полна энергии, добросердечна и всегда готова прийти на помощь, особенно когда мать ухаживала за кем-то из детей, хворавших опасными детскими болезнями – дифтеритом, тифом, скарлатиной, оспой, против которых еще не была изобретена вакцина. Императрица всегда ухаживала за ними сама. «Мария мои ноги» – имела обыкновение говорить она». 3

Обычно в начале лета (май-июнь) царская семья проводила время в Петергофе, проживая в летнем дворце Нижней дачи парка Александрия, затем уезжая морем в Крым на яхте «Штандарт».
В Крыму императором Николаем II был выстроен Ливадийский дворец, по воспоминаниям дочери лейб-медика царской семьи Евгения Сергеевича Боткина: «Ливадийский дворец был единственный, выстроенный Государем и императрицей за их царствование по собственному вкусу и соответственно требованиям их семьи. Это было здание белого мрамора в итальянском стиле, с красивыми внутренними двориками, всё окруженное цветами. Громадные клумбы, треугольниками расходившиеся от дворца, ещё до Пасхи начинали пестреть коврами». 4

Здесь царские дети отдыхали, пели, музицировали, читали книги, играли в теннис, смотрели кинофильмы, купались в море до сентября месяца. По соседству с Ливадией, в своём дворце в Ай-Тодоре жили дети Великого князя Александра Михайловича, также неподалёку, Великого князя Георгия Михайловича, Великого князя Константина Константиновича, Великих княжон Анастасии и Милицы Николаевны.

Все эти великокняжеские дети по приглашениям приходили играть к царским детям в Ливадийский дворец. К теннису приглашались один или два офицера с императорской яхты Штандарт и фрейлины императрицы Александры Фёдоровны. Чаще других, уже без приглашений, (но не все семеро одновременно), приходили дети Великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, родной сестры Николая II.

«Наследник и Великие княжны держали со всеми чрезвычайно мило. Меня с первых же дней поразила простота и естественность в обращении и трогательные отношения к родителям и между собою, которые можно было бы поставить в пример любой семье. Невольно напрашивалось сравнение этих Великих княжон с некоторыми носительницами громких фамилий — великосветскими барышнями, которые полагали, что своею надменностью импонируют окружающим.

Если кто-нибудь встретил Великих княжон, не зная, кто они, то судя по их скромности и приветливости, никогда бы, не поверил, что это – дочери царя». 5 Писал полковник М.К.Дитерикс.

Сохранилось много фотографий царской семьи из жизни в Ливадии: игра в теннис вместе с Государем, катание на автомобиле по извилистым горным дорогам, купание в море, общение с друзьями, праздник «белого цветка» и другие.

Всё лето в свободные минуты, царские дети в Крыму готовили своими руками многочисленные сувениры, рисунки и поделки для благотворительной продажи, проводимой в Ялте в праздничный «День белого цветка». Эти деньги от продажи своих поделок, дети на руки получали сами, и очень этому радовались, поскольку до совершеннолетия у царских детей не было своих карманных денег.

Осенью 1913 года в Ливадийском театре приютские дети играли для детей императора Николая II историческую пьесу об избрании на царство Михаила Фёдоровича Романова. Присутствовали младшие дети: Великие княжны Мария и Анастасия, царевич Алексей Николаевич, дети Великого князя Георгия Михайловича и сын доктора Деревенко, Коля.

Когда приходилось в Крыму задерживаться дольше обычного, в связи с болезнью царевича Алексея Николаевича, в Ливадийском дворце начинались учебные занятия детей. На втором этаже дворца в гостиной Великих княжон стояли четыре письменных столика и была оборудована отдельная классная комната для Алексея Николаевича. Поездки в Ливадию проходили девять лет, до 1914 года.

Во время Первой мировой войны в Царском Селе был открыт «Лазарет для раненых воинов № 17 Их императорских высочеств Великих княжён Марии Николаевны и Анастасии Николаевны при Фёдоровском государевом соборе». Старшие дочери Ольга и Татьяна, ежедневно трудились в своём Царскосельском лазарете № 3, младшие: Мария, Анастасия и Алексей, помогали императрице Александре Фёдоровне и своим старшим сёстрам Ольге Николаевне и Татьяне Николаевне.

Мария вела беседы с ранеными воинами и писала открытки и письма их родным. Раненые шутили с ней, радовались её жизнелюбию, молодости и оптимизму. Княжна Мария Николаевна в госпитале поливала цветы в палатах, раздавала лекарства, присутствовала при перевязках и выполняла поручения заведующей лазаретом, — своей матери, императрицы Александры Фёдоровны.

По воспоминаниям раненого капитана Степанова: «Мария Николаевну я считал самой красивой. У неё был сильный, властный взгляд. Помню её привычку подавать руку, нарочно оттягивая вниз. Приходилось ещё глубже наклонятся и это Её видимо забавляло». 6

После февральского переворота 1917 года царская семья находилась под домашним арестом в Царском Селе, и в ночь на 1 августа 1917 года была выслана в Тобольск и оттуда в Екатеринбург.

А между тем к власти в Петрограде уже пришли большевики — наступил период, о котором Государь написал в своем дневнике: «гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени». Известие об октябрьском перевороте дошло до Тобольска 15 ноября 1917 года.

Солдаты, охранявшие губернаторский дом в Тобольске, прониклись расположением к Царской семье, и прошло несколько месяцев после большевистского переворота, прежде чем перемена власти стала сказываться на положении узников.

В Тобольске образовался «солдатский комитет», который, всячески стремясь к самоутверждению, демонстрировал свою власть над Государем — то заставляют его снять погоны, то разрушают ледяную горку, устроенную для Царских детей.

С 1 марта 1918 года «Николай Романов и его семейство переводятся на солдатский паек». В марте стало известно, что в Бресте был заключен сепаратный мир с Германией. Государь не скрывал к нему своего отношения: «Это такой позор для России и это «равносильно самоубийству». Когда прошел слух, что немцы требуют от большевиков выдачи им Царской семьи, Императрица Александра Фёдоровна заявила: «Предпочитаю умереть в России, нежели быть спасенной немцами».

Первый большевистский отряд прибыл в Тобольск во вторник 22 апреля 1918 года. Комиссар Яковлев осматривает дом, знакомится с узниками. Через несколько дней он сообщает, что должен увезти Государя, уверяя, что ничего плохого с ним не случится.

Предполагая, что его хотят отправить в Москву для подписания сепаратного мира с Германией, Государь, которого ни при каких обстоятельствах не покидало высокое душевное благородство, твердо сказал: «Я лучше дам отрезать себе руку, чем подпишу этот позорный договор».

21 февраля / 6 марта 1918 года из Тобольска Великая княжна Мария Николаевна пишет в письме к тётушке Ксении Александровне о жизни семьи в Тобольске:

«Сегодня чудная погода, сидела утром на подъезде и грелась на солнце. Теперь в саду стала ещё скучнее, срыли гору – не совсем, но для катанья она больше не пригодна, – навезли много дров, и папа пилит и мы ему помогаем. За этот года научились колоть и пилить. А что Вы делаете? Как поживаешь? Выходила ли бабушка (Мария Фёдоровна) на воздух ?

– Собираемся петь во время службы, начали спеваться, но регент ещё не был, так что не знаем, успеем ли петь в субботу.
Почти каждое воскресенье играем маленькие пьесы. Теперь уже весь запас вышел, придётся повторять.

Не знаю. Когда ты получишь это письмо; говорят, что почта не ходит, а мы всё-таки продолжаем получать письма.
Сёстры мешают писать, т.к. пихаются и громко говорят. Вообще, когда мы четыре сидим у себя в комнате, то шуму бывает очень много. Поём хорошие песни, изображаем зурну и пр., и выходит совсем удачно.

Папа и сёстры идут гулять и меня зовут. Можешь узнать эти рожи? [фото] Сняты были летом.
Изу [фрейлину С.К.Буксгевден] ещё не пустили, да наверное и не пустят. Она даёт здесь уроки английского языка. Всего хорошего моя дорогая. Крепко тебя и всех целую. Христос с тобой.
Твоя Мария». 7

Наследник Алексей Николаевич весной 1918 года в Тобольске был сильно болен, и везти его из Тобольска в Екатеринбург было невозможно. Несмотря на страх за больного сына, Государыня Александра Фёдоровна принимает решение следовать за супругом; с ними отправилась и дочь, — Великая княжна Мария Николаевна.

О екатеринбургском периоде заточения Царской семьи свидетельств осталось гораздо меньше. Почти нет писем.

Сохранилось письмо Великой княжны Марии Николаевны из Екатеринбурга своей подруге З.С.Толстой:

«Екатеринбург, 4/17-го мая 1918 г.
Христос Воскресе!
Дорогая моя З…
Поздравляю Вас со светлым праздником!

Извиняюсь, что так поздно, но мы как раз уехали перед праздниками. Это было для нас очень неожиданно.
Алексей был как раз болен, так что сестрам пришлось остаться с ним. Они должны скоро к нам приехать.

Cкажите Рите (Хитрово), что не очень давно мы видели мимолетно маленького Седюшу.
Сегодня три недели, как мы выехали из Тобольска. Так грустно быть без других, в особенности теперь и на праздниках.
Устроились мы пока хорошо. Домик маленький, но чистый, жаль, что в городе; потом сад совсем маленький. Когда приедут другие, не знаю, как мы устроимся, комнат не очень много.

Я живу с папой и мамой в одной, где и проводим почти целый день. Только что выходили в сад, погода серая, идет дождь. А в дороге погода была чудная. До Тюмени 260 верст ехали на лошадях. Дорога была ужасная, трясло ужас как.

Бумага, в которой были завернуты вещи, местами протерлась. Табак высыпался из папирос. Но как ни странно, ничего стеклянного не разбилось. У нас взяты были с собой лекарства, и это доехало благополучно; ехали мы два дня, ночевали в деревне. Через Иртыш проехали на лошадях, а через Туру пешком и несколько сажень до берега – на пароме.

Мама перенесла эту дорогу удивительно хорошо, но теперь, конечно, чувствует усталость, и почти каждый день болит голова. С нами приехал доктор Боткин, у него, бедного, в дороге сделались колики в почках, он очень страдал. Мы остановились в деревне, там его положили в избу, он отдохнул два часа и поехал с нами дальше. К счастью боли не повторились.

А как вы поживаете? Сестры нам писали, что имели от вас известия. Если хотите мне написать, то адрес мой: Екатеринбург, Областной исполнительный комитет, председателю, для передачи мне. Имели ли известия о Тили (Ю.А.Ден)? Всем вашим и Ник.Дм. привет. Крепко целую Вас, Риту и детей.

Желаю вам всего хорошего.
Храни вас Господь.
Ужасно было грустно, что нам ни разу не удалось быть в соборе и приложиться к мощам св. Иоанна Тобольского.
М.[ария]». 8

Только 7 мая 1918 года члены царской семьи: Ольга, Татьяна, Анастасия и Алексей с верными слугами, оставшимися в Тобольске, получили известие из Екатеринбурга: Государь, Государыня и Мария Николаевна, заключены в дом Ипатьева.

Когда здоровье Наследника Алексея Николаевича поправилось, остальные члены Царской семьи из Тобольска были также доставлены в Екатеринбург и заточены в том же доме, но большинство лиц, приближенных к семье, к ним допущено не было.

В ночь на 17 июля 1918 года было совершено подлое злодеяние – убийство Царской Семьи и всех приближённых лиц в подвале дома в Екатеринбурге.

«Убийство оставленного всеми беззащитного русского монарха вместе с супругой и юными детьми, будет всегда стоять тяжелым укором перед совестью всего мира. Мы верим, что настанет время, когда человечество поймёт, наконец, что наши Царственные Страстотерпцы и все, кто последовал по их пути, будучи умерщвлены за свидетельство Правды Божией, принесли себя в жертву очищения за грехи всего современного мира, погрязшего во лжи и неправде и нуждающегося в искуплении. С тех пор, как пал императорский престол в России, равновесие поколебалось повсюду». 9

1 Дитерикс М.К. Убийство царской семьи. Православный календарь «Царский». — М., 2010, с.320-321.

2 Дитерикс М.К. Указ соч.,с.320.

3 Бенаг К. Англичанин при царском дворе. – СПб, 2006, — 304 с.,илл, с.54.

4 Мельник-Боткина Т. Воспоминания о царской семье и её жизни.- М.,2009, 142 с., илл. с. 19-20.

5 Дитерикс М.К. Убийство царской семьи. Православный календарь «Царский» на 2011 г.- М.,2010. с.288.

6 Собственный Её величества лазарет в Царском Селе. Отрывки из неопубликованных воспоминаний капитана И.В. Степанова. Скорбный ангел.- М, 2006, с.261.

7 Письмо Великой княжны Марии Николаевны из Тобольска от 6 марта 1918 г. Царские дети, с.443-444.

8 Письма святых царственных мучеников. Царские дети — М., 2003. — 448 с., илл, с. 445-447.

9 Архиепископ Анастасий (Грибановский). Твердые в слове и стойкие в вере.- Екатеринбург, 2010, с.38-39.

 
 

Тэги: 400 лет дому Романовых, Великая княжна Мария

 

Недавние записи в рубрике Романовы