Первое путешествие пассажиров по железной дороге

В кабинет вошел двадцатилетний мужчина с буйной шевелюрой. Из-под густых рыжих бровей смотрели внимательно и чуть строго светлые глаза.

- В чем дело, Стефенсон?

- Я слышал, сэр, что новую машину собираются пустить на лом.

- Да, ну и что ж из этого?

- Разрешите мне, пожалуйста, проверить, в чем там дело. Может быть, ее еще удастся починить.

Председатель взглянул на посетителя с добродушной иронией.

- Вы собираетесь ее починить? А знаете ли вы, что это не удалось даже мастерам с фабрики, на которой она была сделана.

первое путешествие- Сэр, — произнес Стефенсон с жаром. — Я работаю у паровых машин с двенадцати лет. Я чистил, смазывал их, входил во внутрь. Иногда, когда они портились, я разбирал их. Я обходился без помощи инженера и сам их ремонтировал. Это отличные машины сэр. Очень мощные. По сути дела, они могли бы сами передвигаться и тянуть за собой груз.

- Что, что? — громко воскликнул председатель. Он был уверен, что ослышался. — Как это «передвигаться»?

- Переставить поршни…, а может, просто-напросто перевернуть всю паровую машину вверх ногами, то есть, основанием кверху, маховым колесом вниз и добавить колеса. Меня преследует эта мысль.

- Чепуха, — оборвал председатель, — Бессмыслица!

- Но ведь я прошу только разрешения проверить эту… этот лом…

Председатель взглянул на него. Так это и есть тот Стефенсон, о котором он слышал? Говорят, что в свободное от работы на шахте время он чинит часы и шьет башмаки.

- Можете заняться этой испорченной машиной. Ну, ступайте, ступайте! — раздраженно добавил он. — В конце концов, машина и так пойдет на лом!

Четыре дня спустя, предназначенная на лом паровая машина, уже работала и снова была установлена на шахте.

В один из дней Джордж Стефенсон был рассеян. Его сын Роберт сразу заметил это. Собирая книги, он ласково спросил:

- У тебя какие-то огорчения, папочка? Ведь твой «Милорд» ведет себя отлично, правда?

«Милорд» — это была паровая машина, построенная Стефенсоном, и которая теперь тянула за собой на шахте вагоны с углем.

Отец грустно покачал головой.

- Да, вроде бы все в порядке, но чувствует мое сердце, что…

В этот момент кто-то приоткрыл дверь. Стефенсон встал, не скрывая изумления.

- Господин Браун?

За всю историю шахты, пожалуй, впервые ее хозяин посетил рабочего. Стефенсон пододвинул стул, дав Роберту знак выйти из комнаты. Браун тяжело опустился на стул.

- Я предпочел придти сюда, чтобы поговорить с вами, чем решать эти дела в правлении. Здесь мы лучше поймем друг друга. Я хочу сообщить вам, что мы больше не будем пользоваться вашим паровозом.

Стефенсон побледнел. Значит, не обманули его дурные предчувствия.

- Ведь машина работает отлично. Почему же вы хотите отказаться от нее?

- Почему, почему? Да потому, что ее мощность равна одной, всего лишь, лошадиной силе, а эксплуатация ее обходится столько же, сколько содержание одной лошади. Какой же от нее прок? А если, к тому же, учесть, что котел в любой момент может взорваться, то с лошадью куда спокойней.

- Ведь вы отлично знаете, что я стараюсь усовершенствовать паровоз.

- Не скоро это произойдет. Слишком много у вас трудностей.

Изобретатель замолчал. Он знал, на какие трудности намекал Браун. Никто из квалифицированных рабочих не хотел работать под началом Стефенсона, который был в их глазах кем угодно — портным, сапожником, часовым мастером, но, уж во всяком случае, не техником.

первое путешествие- И все же, — тихо произнес Стефенсон, — вопреки всем трудностям, я улучшу ее. Она должна быть сильнее и производительней… Она будет ездить еще быстрее. И может, не только на шахте… Возможно, и людей она повезет… Надо еще проверить прочность конструкции.

Мысли изобретателя прервал Браун:

- А к тому же, еще это гладкое колесо.

Несмотря на печальную весть, изобретатель улыбнулся.

- Вы думаете, что гладкое колесо не будет двигаться по гладким рельсам из-за отсутствия трения? Вы же сами видите, что «Милорд» передвигается.

- Все говорят, что это вопреки законам природы и что здесь таится какой-то подвох. Достаточно изменить вес или диаметр колеса, или еще что-нибудь, и оно начнет скользить. По мнению самых умных инженеров, для того, чтобы колесо двигалось по рельсу, оно должно иметь зубья. Нет, мистер Стефенсон, я не собираюсь оплачивать такие сомнительные эксперименты.

Первое путешествие

Странные вещи происходили в 1825 году, 27 сентября на лугу в Стоктоне. Толпа зевак, теснившаяся за оградой, с изумлением рассматривала блестящие рельсы, тянувшиеся с востока на запад, на выглядывавшую из-за низких домов странную машину с высокой трубой, возле которой хлопотал человек в черной одежде. Неподалеку была построена деревянная трибуна со скамьями, на которой мужчины в цилиндрах оживленно о чем-то говорили.

- Господа, еще не поздно предотвратить несчастье, — произнес с возмущением человек в накидке. — Я не сомневаюсь, что паровоз способен потянуть эти вагончики, — он махнул рукой в сторону похожих на дилижанс повозок, стоявших на рельсах за паровозом. — Но тем хуже. Мы не можем допустить, чтобы подобное средство передвижения получило распространение! Господа, ядовитый дым заслонит от нас небо, заберет солнечный свет, от него погибнут птицы. Лошади будут вставать на дыбы, коровы перестанут давать молоко, а куры — нестись!

- А пожары от искр? Все дома вдоль дороги сгорят! — воскликнул молодой человек в клетчатом костюме.

Все взглянули на него с упреком: суется со своими замечаниями, не давая высказаться старшим!

- Подумайте об охоте на лисиц, — с достоинством промолвил внушительного вида господин. — Если страна будет перерезана железнодорожными линиями, придет конец нашему национальному спорту.

первое путешествие

Все жалобно вздохнули, кроме худого как палка мужчины, игравшего лорнетом.

- А я совсем не опасаюсь, — произнес он. — До такой трагедии дело не дойдет по той простой причине, что паровоз не выдержит испытания. Я думаю, что котел взорвется. А если нет, господа, то первый же дождь через трубу зальет огонь, ветер же, который будет дуть в трубу, настолько увеличит мощность машины, что она может оторваться от земли.

- От дождя можно спастись, накинув на машину пледы, — изрек какой-то господин с миной ученого, которому, видно, не давала покоя слава изобретателя Стефенсона.

- Ничего подобного! — возмутился человек с лорнетом. — Ветер сорвет пледы.

- Я опасаюсь, господа, что весь этот спор беспредметен, — отозвался, молчавший до сих пор, богатый фабрикант из Стоктона, мистер Пис. — Во-первых, я хочу напомнить вам, что паровоз и железнодорожная линия уже построены мистером Стефенсоном, дружбой которого я горжусь, по моему поручению, за мои деньги и на моей земле. Во-вторых, этим изобретением интересуются многие члены парламента, которые ожидают отчета о сегодняшнем дне. Я думаю, что уже пора дать мистеру Стефенсону знак отправляться в путь.

первое путешествие

И фабрикант отправился туда, где около своего паровоза хлопотал изобретатель. Раздался лязг железа, и поезд покатился по рельсам.

- Ну, ну, посмотрим, — пробормотал человек в накидке.

Все угрюмо разглядывали железное чудовище. За паровозом катилось шесть вагончиков с мукой и углем. Дальше следовал вагон с директорами и владельцами дороги и двадцать вагонов для пассажиров, в которых ехали служащие и рабочие завода мистера Писа. В конце было еще шесть вагонов, загруженных углем.

- Немалый груз, — заметил кто-то.

- До Дарлингтона пятнадцать километров. Там грузовые вагоны будут отцеплены, а пассажирские вернутся обратно.

- Вернутся, вернутся! — с издевкой пробормотал человек в клетчатом костюме.

Все погрузились в раздумье. Зато на лужайке за оградой царило веселье. Там на импровизованном пикнике появились бутерброды и бутылки с пивом. Господа с трибуны презрительно посматривали на веселившуюся толпу.

- Они не понимают всей серьезности момента, — возмутился кто-то.

- А пассажиров все еще нет!

В тот же момент половина собравшихся сорвалась с мест.

- Едут!

- Музыка! Я слышу музыку! Они везут с собой оркестр, — воскликнул, не веря сам себе, молодой человек.

Из небольшого лесочка торжествующе выкатился маленький паровоз Стефенсона, а за ним — череда вагонов. В первом сидел духовой оркестр из Дарлингтона, исполнявший веселый марш. В следующих вагонах махали руками и издавали восторженные возгласы пассажиры, совершившие первое в истории техники путешествие по железной дороге.

 
 

Тэги: история изобретений, первое железнодорожное путешествие

 

Недавние записи в рубрике История