Ольга Александровна Романова художник и попечитель

В России до 2002 года 1 почти неизвестным оставалось имя сестры Николая Ольги Александровны Романовой как художника, поскольку её творческое наследие малодоступно широкой аудитории зрителей.

Творческое наследие О.А.Романовой — это живописные произведения, — акварели, картины маслом, иконы и предметы декоративно-прикладного искусства, созданные в 1882-1960е годы. В России, это рисунки и акварели из Государственного архива Российской Федерации, Российского исторического архива, Государственного музея-заповедника «Гатчина» и произведения «Августейшей художницы» из частных собраний.

После 1921 года О.А.Романова (Куликовская) активно продавала свои художественные работы в арт-рынке: на выставках и аукционах в основном в Дании, а также Канаде, Англии, Франции, Германии. Таким образом, её творческое наследие велико.

200px olga alexandrovna galleria mini1910 %d0%b5 %d0%b3%d0%be%d0%b4%d1%8b galleria mini%d0%92%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d1%8f %d0%9a%d0%bd%d1%8f%d0%b3%d0%b8%d0%bd%d1%8f %d0%9e%d0%bb%d1%8c%d0%b3%d0%b0 %d0%90%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b0%d0%bd%d0%b4 %d1%80%d0%be%d0%b2%d0%bd%d0%b0 galleria mini1908 galleria mini%d0%bc%d0%b8%d0%bd%d0%b8%d0%b0%d1%82%d1%8e%d1%80%d0%b0 galleria miniPoster variation 07 galleria miniX a9562319 galleria mini%d0%a1%d0%b8%d1%80%d0%b5%d0%bd%d1%8c %d1%83 %d0%b4%d0%be%d0%bc%d0%b0 galleria mini%d0%a1%d1%82%d0%b0%d1%80%d1%8b%d0%b9 %d0%bf%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%b5%d0%bd%d1%8c galleria mini%d0%97%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%b5%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9 %d1%81%d0%b0%d0%b4 galleria mini%d0%9f%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b2%d1%8b%d0%b5 %d1%86%d0%b2%d0%b5%d1%82%d1%8b galleria mini%d1%83%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b8%d0%b9 %d0%ba%d0%be%d1%84%d0%b5 galleria mini%d0%a1%d1%82%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9 %d0%b8%d1%82%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9 %d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b4%d0%b5%d1%86 %d0%b2 %d1%81%d0%b0%d0%b4%d1%83 %d0%92%d0%b8%d0%b4%d0%b5%d1%80%d0%b0 galleria mini%d0%a1%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9 %d1%85%d1%80%d0%b0%d0%bc %d0%b7%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%b9 galleria mini%d0%a1%d0%b0%d0%bc%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%80 galleria mini%d0%a0%d0%be%d0%b7%d1%8b galleria mini%d0%a0%d0%be%d0%b6%d0%b4%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%be 1934 galleria mini%d0%9f%d0%be%d1%87%d1%82%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%be%d0%bd %d1%83%d1%88%d0%b5%d0%bb 1924 galleria mini%d0%a7%d0%b0%d0%b5%d0%bf%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%b5 %d1%81 %d0%b2%d0%bd%d1%83%d1%87%d0%ba%d0%be%d0%b9 %d0%9a%d1%81%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5%d0%b9 galleria mini%d0%b4%d0%b2%d0%be%d1%80%d0%b5%d1%86 %d0%90%d0%bc%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b5%d0%bd%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%b3 galleria mini%d0%9e%d0%90 %d1%86%d0%b5%d1%80%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%bd%d1%8b%d0%b9 %d0%b4%d0%b2%d0%be%d1%80 galleria mini%d0%9e%d0%b1%d1%89%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%be %d0%b8%d0%bc.%d0%90.%d0%98.%d0%9a%d1%83%d0%b8%d0%bd%d0%b4%d0%b6%d0%b8 1914 galleria mini%d0%be%d0%b1.%d1%81%d0%b2%d1%8f%d1%82.%d0%b5%d0%b2%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d0%b8 %d0%b8 galleria mini%d0%ba%d0%bd.%d0%92%d1%8f%d0%b7%d0%b5%d0%bc%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f galleria mini%d0%9e%d0%90 %d0%b2 %d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b5%d0%bc %d0%b4%d0%b2%d0%be%d1%80%d1%86%d0%b5 %d0%bd%d0%b0 %d0%91%d0%be%d0%bb.%d0%a1%d0%b5%d1%80%d0%b3%d0%b8%d0%b5%d0%b2 %d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9 %d1%83%d0%bb. galleria mini%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%bd%d0%b8%d0%b9 %d0%b4%d0%b2%d0%be%d1%80%d0%b5%d1%86 %d0%92%d0%b8%d0%b4%d0%b5%d1%80 %d0%94%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%94%d0%be%d0%bc %d0%b2 %d0%9a%d0%bd%d1%83%d0%b4%d1%81 %d0%bc%d0%b8%d0%bd%d0%b4%d0%b5 %d0%94%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%8f galleria mini%d0%b4%d0%b2%d0%be%d1%80%d0%b5%d1%86 %d0%9e%d0%90 galleria mini%d0%b4%d0%b2.%d0%9e%d0%90 galleria mini%d0%9e%d1%82%d1%82%d0%be %d0%a8%d1%80%d0%b0%d0%b9 %d0%b4%d0%b5%d1%82. %d0%ba%d0%bd%d0%b8%d0%b3%d0%b0 %d1%80%d0%b8%d1%81. %d0%9e.%d0%90. %d0%a0%d0%be %d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%be%d0%b9 %d0%9a%d1%83%d0%bb%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9 galleria mini%d0%ba%d0%b0%d1%82%d0%b0%d0%bb%d0%be%d0%b3 %d0%b2%d1%8b%d1%81%d0%b0%d0%b2%d0%ba%d0%b8 %d0%9e.%d0%90. %d1%81%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%be%d0%ba galleria mini%d0%ba%d0%b0%d1%82%d0%b0%d0%bb%d0%be%d0%b3 %d0%b0%d1%83%d0%ba%d1%86%d0%b8%d0%be%d0%bd%d0%b0 galleria mini%d0%9e%d0%bb%d1%8c%d0%b3%d0%b0 %d0%a2%d0%b8%d1%85%d0%be%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%bd%d0%b0 1964 galleria mini151907 original galleria mini

11 апреля 2012 г., в Московском Государственном институте искусствознания, состоялась конференция «Наивное и любительское искусство на арт-рынке», в дискуссии круглого стола которой был заслушан доклад «Акварели Великой княгини Ольги Александровны на выставках и аукционах».

По своему происхождению, О.А.Романова была царской дочерью, которая имела талант художника и рисовала с детства. Великая княгиня Ольга Александровна родилась в 1882 году в царском дворце «Коттедж», императорского Петергофа, в семье русского императора Александра III и его супруги императрицы Марии Федоровны.

Княжна Ольга была младшим, пятым ребенком в семье. Царские дети получали фундаментальное образование. Лучше других в семье рисовала младшая Ольга. Еще совсем маленькой девочкой родители обнаружили её тягу к рисованию.

Первую половину жизни, тридцать восемь лет (1882-1920), О.А.Романова провела в России. Ольга Александровна в этот период не могла продавать свои художественные произведения, она была Попечителем и Благотворителем художественных союзов и объединений.

В настоящее время деятельность О.А.Романовой, как «Попечителя»2 художественных объединений в России в 1901-1921 гг. недостаточно изучена. В Государственном институте искусствознания ведётся работа в этом направлении.

Согласно существующего в царской России «Свода основных Государственных законов Российской империи» и статье 126 Свода: «О степенях родства в Доме Императорском», Ольга Александровна обладала титулом «Её императорского Высочества» и не могла, как другие подданные империи (в частности живописцы — члены императорской Академии художеств), выставлять для продажи свои художественные произведения.

Помимо художественных союзов, под опекой и покровительством Ея Императорского высочества Великой княгини Ольги Александровны находились более ста «богоугодных заведений» и обществ помощи.

После 1901 года, — даты бракосочетания О.А.Романовой и П.А. Ольденбургского, семья которого в России имела давние традиции благотворительной деятельности, под опёкой и попечительством Великой княгини Ольги Александровны кроме «богоугодных заведений» оказались художественные сообщества: «Императорское общество русских акварелистов», «Мюссаровские понедельники», «Союз русских художников», «Общество имени Архипа Ивановича Куинджи», «Общество возрождения художественной Руси», «Общество имени академика К.Я.Крыжицкого», «Общество вспомоществования семьям и сиротам художников», «Общество Московской ремесляной школы»3 и другие.

На первые благотворительные общества ежегодно перечислялись определённые суммы денег, во вторых творческих союзах О.А.Романова состояла как Председатель, а третьи, как «Общество академика К.Я.Крыжицкого», основала лично в 1912 году и была его Президентом.4

Академик Императорской Академии художеств Константин Крыжицкий был учителем живописи О.А.Романовой. В журналах «Свободным художествам» и газете «Против течения», в 1910-е гг. были опубликованы статьи, обвиняющие академика живописи и профессора пейзажного класса Императорской Академии художеств, в плагиате.

В апреле 1911 года Крыжицкий не вынеся клеветы, покончил с собой. Газета «Русское слово» 5 апреля 1911 г. писала: «4-го апреля в 7 1/2 час. утра, прислуга известного художника академика Константина Яковлевича Крыжицкого войдя в кабинет его, увидела своего барина висевшим. Медицинская помощь была бесполезной: Константин Яковлевич был мертв. На письменном столе покойного найдена записка, в которой К.Я. Крыжицикий объяснял, что поднятая против него травля совершенно его обессилила.

Вскоре после трагической гибели академика Крыжицкого газета «Новое время» под заголовком «Злая сила» опубликовала следующие строки: «Неслыханное несчастье свершилось: наложил на себя руки талантливейший из художников наших, гордость России К.Я. Крыжицкий. Как иногда олень в тундре погибает, закусанный тучею «гнуса», поэт нашей природы пал жертвой грязной газетной травли…».

Травлю художника затеял издатель газеты «Против течения» и журнала «Свободным художествам» Фома Райлян – о котором в газете писали: «апаш, невежда, человек скандала …». «Нервы не выдерживают, — писал Крыжицкий. — Сознаю свою правоту, но не чувствую в себе сил бороться с инсинуациями врагов. Быть может, третейский суд и показал бы мою правоту, но не хватает ни сил, ни желания выяснить правду…».5

В дальнейшем журнал и газета Ф.Р.Райляна просуществовали недолго, художника постигло разорение. Впоследствии, в 1917 году Ф.Райлян вошёл в общество «На революцию» был активным членом свержения монархии в России и членом союза «Свобода искусству».6

О.А.Романова до 1917 года была Президентом общества в память об академике Константине Крыжицком. С 1914 по 1916 гг. О.А.Романова руководила Собственным Госпиталем Ея Императорского высочества в городах Ровно, Львове, Проскурово, Киеве. Кроме того, под её попечением были «Дворянский военно-санитарный поезд № 163; военно-санитарный поезд № 87 имени Великой княгини Ольги Александровны»; а также «3-й Сибирский и 28 Сибирский санитарный военный поезд».7

4 ноября 1916 г., после полученого развода с П.А.Ольденбургским, состоялось венчание О.А.Романовой и Н..А.Куликовского в храме святителя Николая Киевского свято-Покровского монастыря.

Семья О.А.Романовой в 1917-1919 гг. находилась в Крыму (Ай-Тодор, Дюльбер, Харакс). В 1917 году в Ай-Тодоре в семье родился первый сын Тихон Куликовский. После расстрела 17 июля 1918 г. Царской семьи Николая II и святых Царственных мучеников в Екатеринбурге состоялся отъезд (1919) матери, Марии Фёдоровны, из России.

Семья О.А.Романовой срочно из Крыма через Ялту-Керчь-Новороссийск добралась до Кубанской станицы Новоминской, где в 1919 году у О.А.Романовой родился второй сын Гурий Куликовский.

В 1920 через Ростов — станицу Темиржбекскую – Новороссийск семья Великой княгини Ольги Александровны покинула Россию. Из Новороссийска через Мраморное море в Константинополь, Сербию (Белград) и Австрию. В 1920 году весной семья О.А.Романовой с супругом и двумя детьми прибыла Данию, где уже проживала её мать Мария Фёдоровна Романова.

В Дании у семьи Великой княгини не было постоянного источника дохода. О.А.Романова стала продавать свои акварели. Картины Великой княгини приносили ее родным средства к существованию.

Материальное положение матери — Марии Фёдоровны Романовой вскоре было подорвано. «В датском Хальдесбанке императрица Мария Федоровна имела свой крупный денежный вклад, из которого ей ежегодно поступала гарантированная сумма в 639 000 крон. В 1920 году произошел крах Хадельсбанка.

Родной брат Марии Федоровны – принц Вальдемар, оказавшийся разоренным в результате биржевых спекуляций и неосмотрительных инвестиций банка, также был не в состоянии оказать финансовую помощь вдовствующей императрице.

Новый управляющий компании, выступающей гарантом кредита, убедил Марию Федоровну уехать в Англию. В конце ноября 1922 года датская пресса сообщила, что Императрица Мария Федоровна покидает Данию, чтобы обосноваться в Англии.

После долгожданной встречи с сестрой Александрой, жизнь в Англии была совсем безрадостной, императрица оказалась там никому не нужна, в одиночестве проводя свое время».8

В СССР в это время был страшный голод. Дипломатические отношения между СССР и Данией были положительными, Датское правительство помогало СССР и настороженно относилось к Романовым, живущим в Дании. «Мария Федоровна страстно желала вернуться из Англии на родину в Данию, но не имела для этого необходимых средств.

Спасение пришло от Большого Северного телеграфного общества. В апреле 1923 года руководство Общества осуществило сбор денег для бывшей русской императрицы. Было собрано 20 000 крон (ежегодная фиксированная сумма императрицы раньше составляла 639 000). В конце августа 1923 года Мария Федоровна вернулась в Данию».9 Таким образом, Мария Фёдоровна Романова была разорена, дочь Ольга Александровна Романова в Дании продавала свои картины «на базаре».

Учитывая осложнившееся положение, в годы проживания матери в Англии [1923-1924] семье Великой Княгини Ольги Александровны пришлось покинуть датский дворец Амалиенборг и зимой уехать жить к своим знакомым.

В письме от 4 января 1923 года Ольга Александровна пишет: «Мы живем на дачке около Klampenborg,а (Клампенборга) – на зиму нам уступили знакомые, добротно и очень уютно. Пахнет русским духом у нас. Теплая зима до сих пор, и хорошо детям, много могут быть на воздухе. Так тепло, что жёлтый жасмин в полном цвету на многих домах. Я на днях сорвала пучок с пустой дачи и была жестоко побита старшим собственным сыном, который мне длинную нотацию читал о том, что не следует воровать… Гурий взял мою сторону, побил брата и поцеловал меня!.. Птицы наши, конечно, переехали с нами на дачу. Имеется чудесная собака-волк, который нас страшно тоже полюбил и повсюду за нами ходит…».10

Великая княгиня Ольга Александровна во время проживания матери в Англии зарабатывала на продаже своих произведений, на «базаре». В ее творчестве помимо романтических видов старого сада Видёре появились сельские мотивы.

Так 25 апреля 1923 года Ольга Александровна в письме пишет: Мы пока уютно живем в домике, но скоро переедем Hvidore (Видёре). Был базар, но не было особенно удачно – мало посетителей было. Мои картины все продались».11

Великая Княгиня всегда писала картины, пронизанные любовью к России, это было и осталось главным в ее жизни. В датский период это акварели «Скит», «Деревня», «Березы» и картины маслом «Ухажер», «Девушка с ведром».

Непременным условием жизни, кроме веры в Бога и безграничной любви к России, у Великой Княгини оставалось общение с природой. Такое впечатление, что бытовых неудобств, в своей жизни Ольга Александровна не замечала: «Подумайте, мы все еще на даче. Печи керосиновые (три штуки) переезжают из комнаты в комнату и очень тепло. Погода тоже такая теплая и часто солнце греет. Для детей так хорошо, что мы долго тут, а не в городе поганом».

Здесь в эти годы был написан пейзаж: «Зимний вид с санками», на котором мы видим стену дачного домика, обитого зеленым штакетником, к которому прислонены детские санки. Огромный заснеженный куст своими ветками упирается в небольшое окошко, в котором среди чарующего зимнего пейзажа, в доме на окне нарушают белое спокойствие желто-красные цветы.

В этот же период написаны акварели с зимними пейзажами: «Ворота», или «Калитка» и «Почтальон ушел», на которой мы видим калитку дома в Кламперборге, заснеженные ели вдоль дачной ограды и ярким пятном — фигуру удаляющегося сквозь сугробы почтальона в огненно-красной куртке, фуражке с почтовой сумкой через плечо. Он приносил письма в дом Великой Княгини Ольги Александровны.

В одном из них, 1924 года она пишет: «Получила я больше 50 писем и теперь страдаю над ответами, и марок-то сколько!». «На веранде чудно цветут красные герани, прилетает птичка «Колибри» и сосет мед из них – так забавно — а душкинский зверек полубелка (chimpunk), желтенькая с полоской прибегает съедать все остатки груш, персиков и винограда – сидит на задних лапах и держит еду передними. Она нас не боится, только собаки. Цикады все еще поют, но птицы разные начали готовиться к отлету: поют и свистят, летают стаями».12

Старший сын Ольги Александровны, Тихон Николаевич Куликовский рассказал в своих мемуарах «Моя мать Её императорское Высочество Ольга Александровна»: «Великая княгиня стала почетной председательницей ряда эмигрантских организаций, главным образом благотворительных. Тогда же был оценен ее художественный талант и она стала выставлять свои картины не только в Дании, но и в Париже, Лондоне, и Берлине. Значительная часть вырученных, таким образом, денег шла на благотворительность. Иконы, написанные ею, в продажу не поступали — она их только дарила».13

Благодаря своему таланту и умению рисовать, которое с годами стало прочным ремеслом, царская дочь смогла выжить на чужбине. В Дании зимой 1926 года ухудшилось здоровье Великой Княгини и семья Ольги Александровны вновь переехала к датским родственникам в зимний дворец Амалиенборг.

В письме от 27 декабря 1926 года Ольга Александровна пишет: «Я проболела все праздники – те и наши. Сердечный припадок был, а затем усталость, и надо было вылежаться. Елочку сделали детям, и очень уютно было у нас там наверху. Единственно грусть берет, что не могу в Церковь – лестницы в этом доме, вы знаете какие бесконечные! Открываю окно, кутаюсь в шаль и дышу воздухом (далеко не чистым!). Дождь льет. Сыновья огромные и радуются каникулам, играя под елкой на полу с новыми игрушками».14

Здесь с любовью к подрастающим сыновьям написан целый акварельный альбом, полностью посвященный детям. «Дворец Амалиенборг» в Копенгагегне изображен в альбоме с 31 акварельным рисунком 1916-1920 года. В летнее время семья Ольги Александровны с матерью Марией Фёдоровной жила в летнем дворце Видёр.

Старший сын Тихон Куликовский вспоминал: «В зиму 1927 на 1928 г. мы не уезжали в Копенгаген, ибо доктора посчитали, что Государыня (Мария Фёдоровна) слишком слаба для переезда. Не рассчитанный на зиму «Hvidor» согревался керосинками. Прошло еще полгода, и осенью она скончалась».15

После смерти императрицы Марии Федоровны загородная вилла Видёре (Hvidor), которую в 1907 году купил император Николай II для своей матери императрицы Марии Фёдоровны, на которой семья Ольги Александровны обычно проводила все лето, была продана.

Только в 1932 году семья О.А.Романовой приобрела своё жилище в Дании. Т.Н.Куликовский вспоминал: «Мои родители (в 1932) купили ферму (Кнудс-минде) в 17-ти километрах от Копенгагена (Баллеруп), с прекрасным домом, скоро ставшим центром русской колонии в Дании. Пасха и Ольгин День бывали особенно многолюдны и веселы. Ольга Александровна также была в контакте со всем миром, ведя обширную переписку со старыми друзьями, с офицерами Гвардейского Экипажа, конвойцами, кирасирами, ахтырцами, стрелками Императорской Фамилии и многими другими».16

Картины Ольги Александровны моментально продавались на ежегодном «базаре», который тогда организовывала Русская Православная церковь в Копенгагене. В 1934 «художественный агент» художницы Р. Педерсон устроил выставку работ Ольги в собственной галерее в датской столице. Выставка имела большой успех.

Это был очень плодотворный творческий период жизни О.А.Романовой-Куликовской. В 1936 г. картины Великой княгини экспонировались в Лондоне в галерее «Агнью» на благотворительной выставке в пользу русских беженцев, проживающих в Англии. Все ее работы были раскуплены в течение двух дней, их владельцами стали королевские семьи Великобритании и Норвегии, барон Ротшильд, В. Черчилль и другие.

Сохранился каталог аукциона, из которого следует, что картину О.А.Романовой «За чаем» № 22, также «Мою голубую китайскую чашку» № 34 за 60 долларов и 75 долларов, соответственно купил Коцебу. «Лето» за 60 долларов купил Йозеф Порх.

Акварели под № 6 «Осень» за 150 долларов и №17 «Утро» за 75 долларов купил Белосельский. № 4 из списка под названием «Русская церковь» за 150 долларов купил Рейзин. Юзефович за 40 долларов купил акварель под № 31 «Зима в Дании».

6 акварель «Калужницу» за 50 долларов купил Вербов. Восеневский за 100 долларов купил № 28 «Даниш зиму». За 50 долларов был куплен «Полуденный чай»; Прегелем за 75 долларов куплен «Файв о клок ти», № 15 в списке.

Всего в списке аукциона было 35 предметов, из них, опираясь на сохранившиеся отметки были куплены 15 произведений, т.е около 50 %. Общая сумма вырученная за эти акварельные работы Ольги Александровны составила 1150 долларов.

В 1948 Советский Союз передал Дании ноту протеста по поводу деятельности бывшей царской дочери и местного священника. О.А.Романова обвинялась в том, что помогала врагам народа.

Великая княгиня Ольга Александровна с семьей вынужденно переехала в Канаду, где поселилась в небольшом городке возле Торонто. Всю жизнь художница развивала свой талант, не оставляя живопись ни при каких обстоятельствах. Ее произведения экспонировались в Великобритании, Дании, Швеции, Германии, Канаде. Постоянная экспозиция картин Великой княгини находится в музее Датского города Баллеруп.

В Канаде, как в утраченной России и Дании, самыми светлыми праздниками в жизни Великой Княгини Ольги Александровны оставались православные Рождество и Пасха.

Как вспоминала художница в 1949 г: «Великая княгиня чудно провела утро нового года: рисовала маслом картину с этюда, сделанного осенью в лесу, и кончила другую большую, заброшенную тоже осенью». «Первая Пасха в Канаде в 1949 году была вполне светлая – слава Тебе, Господи!.. В Чистый Четверг все приобщались, встав не раньше, но уехав раненько из дому… Это было радостно».17

В канадский период творчества появляется большое количество произведений созданных на картоне в технике маслом. Материалом иногда служил картон от посылочных ящиков.

«Именно из-за своей нелюбви к светским раутам и приёмам, Ольга Александровна предпочитала свои картины отправлять в Данию, чем выставляться в Канаде, так как местные нравы требовали сначала создать вокруг своего имени некое общественное «паблисти», а это отвлекало от творчества: «Я стала много рисовать – появилось желание, а толчок дало мне письмо из Дании от одного из этих молодых людей из City, который просит прислать картин. Тут трудно устроить. Очень странно чтобы делать выставку или чего-нибудь в этом роде: надо написать приглашения множеству дам, сделать большой чай, поговорить о «будущей выставке» и тогда только делать… Я не могу это делать, слишком глупо как-то!».18

Здесь же, в Канаде, уже в пятидесятые годы, были написаны лучшие пейзажи маслом: «Пруд весной», «Тюльпаны в саду», «Тропинка с нарциссами»: «Тепло опять стало после 3-х холодных дней. Леса полны цветами: желтые – похожи на лилию – красиво очень. Я иногда (каждый день) стою смотрю и оторваться не могу – от этой красоты».19

О жизни в Канаде сын Великой Княгини Тихон Николаевич Куликовский вспоминал в своих мемуарах: «В Канаде мы были встречены радушно, как местным обществом, так и русской колонией, собравшейся тогда у единственной церкви в Торонто на Глен Моррис стрит. Мои родители вначале купили ферму и занялись хозяйством, но годы уже сказывались и они вскоре променяли ферму на домик в Куксвилле, предместье Торонто.

По приезде в Канаду возобновились знакомства со старыми друзьями, давно уехавшими в Америку, и со вновь прибывающими после войны. Здесь нас посещали родственники: Е.В. княжна Вера Константиновна из Нью-Йорка, Е.В. князь Василий Александрович с супругой из Калифорнии, кн. Нина Георгиевна и Павлик Чавчавадзе с Кеип-Кода. Из Англии навестили нас герцогиня Марина Кентская, лорд Маунтбаттен с супругой, а королева Елизавета II пригласила вел. княгиню на завтрак на свою яхту «Британию».20

Л.Е.Болотин в своей работе «Великая княгиня Ольга Александровна как художник и благотворитель» пишет о дальнейшей творческой судьбе О.А.Романовой: «Как бы там ни было, к ней пришло признание как художнику по обе стороны океана. И хотя сама она не любила выезжать в канадский «высший свет», люди уже со всего света разыскивали её и посещали её гостеприимный дом, чтобы выразить признание и засвидетельствовать своё почтение».21

1 «Искусство Великой княгини» акварель, рисунок, живопись, архивные материалы. Выставка к 120-летию со дня рождения О.А.Романовой: Выставочный зал Московской специализированной Школы акварели Сергея Андрияки октябрь-ноябрь 2002 г.// Министерство культуры РФ; Комитет по культуре г.Москвы; Федеральная Государственная служба РФ; Благотворительный фонд им.Вел.кн.О.А.Романовой.

2 Попечитель – «Сurator» лат.яз. – куратор.

3 РГИА, ф.552.оп.1, д. 392 Список учреждений 30.11.1901-30.07.1911 взятых по Покровительство Е.И.В.Ольги Александровны. РГИА ф.552, оп.д.399 список 08.11.1893-12.02.1906 гг.

4 РГИА ф.552, оп.1. д.452 Об учреждении «Общества помощи нуждающимся художникам в память академика К.Я.Крыжицкого 21 января 1912-4 марта 1917гг».

5 Удальцова М.В. Радостный мир картин Великой княгини. Искусство Великой княгини. Акварель, рисунок, живопись, архивные материалы. — Екатеринбург, 2004.- с.39.

6 Золотой век художественных объединений в России и СССР 1820-1932.- СПб, 1992, с. 141.

7 РГИА ф.552,оп.1 д. 459. «О благотворительной деятельности Е.И.В.Ольги Александровны в период войны 1914-1917 гг».

8 Кудрина Ю.В. Императрица Мария Федоровна. Дневники. Письма. Воспоминания. // Архив – М., 2000, 319 с., ил., стр. 244- 245.

9 Там же, с 244-245.

10 Болотин Л.Е. Великая княгиня Ольга Александровна как художник и благотворитель. Родная Кубань: Литературно-исторический журнал. Народный архив.- 2003 № 4.- с. 108-122.

11 Болотин Л.Е. Великая княгиня Ольга Александровна как художник и благотворитель.- Родная Кубань, 2003 № 4.- с. 108-122.

12 См. ук.соч. с.115.

13 Куликовский Т.Н. Моя мать Е.И.В. Великая Княгиня Ольга Александровна. Родная Кубань: Литературно-исторический журнал, № 4, 2003. с. 75-81.

14 Куликовская-Романова О.Н. Царского рода. Тихон Николаевич Куликовский-Романов 1917-1993.-М.,2004.- 191 с..илл.,с.71.

15 Куликовский Т.Н. Моя Бабушка Императрица Мария Федоровна, — Литературно-исторический журнал Родная Кубань, № 4, 2003,- стр.67-75.

16 Куликовский Т.Н. Моя мать Е.И.В. Великая Княгиня Ольга Александровна. C.75-81.-Родная Кубань: Литературно-исторический журнал.- № 4, 2003. с. 79.

17 Болотин Л.Е. Великая княгиня Ольга Александровна как художник и благотворитель. с. 108-122.- Родная Кубань: Литературно-исторический журнал. Народный архив.- 2003 № 4.- с. 116.

18 См. указ.соч. с. 122.

19 Там же.

20 Куликовский Т.Н. Моя мать Е.И.В. Великая Княгиня Ольга Александровна. C.75-81.-Родная Кубань: Литературно-исторический журнал.- № 4, 2003. с. 79.

21 Болотин Л.Е. Великая княгиня Ольга Александровна как художник и благотворитель. с. 108-122.- Родная Кубань: Литературно-исторический журнал. Народный архив.- 2003 № 4.- с. 122.

 
 

Тэги: любительская живопись, Ольга Романова, русская эмиграция

 

Недавние записи в рубрике Живопись