Ни на кого не похожий театр куклы и актера

Нам известны всего лишь три суверенных Носителя театра: Человек, Кукла и Маска. Остальные компоненты, такие как Пространство, Время, Движение, Звук, Свет – лишь сопутствуют суверенным Носителям, а их выход на первый план является частным случаем.

современный пантеатр

Мы изначально чувствуем, что и Человек, и Маска, и Кукла подчинены (в границах своего театра) своим суверенным законам, и их существование в чужих законах и приводит к пародированию и работает на снижение и опрокидывание жанра.
Думаю, что вопрос жанра есть вопрос содержания Жизни Человека или Существования Куклы, а потому он ложится в основу деления пантеатра на «широты», если пользоваться географическими определениями. Воспользуемся ими и далее.

Представьте себе глобус, на котором Северный и Южный полюса соответственно названы Смерть и Небытие;
- там, где проходят линии полярных кругов, написано «Трагедия» и «Эпический театр».
- параллельно с ними менее высокие широты – «Драма», «Комедия», «Фольклор», «Пародия».

Экваториальные «Пояс» означает границы Театра Маски.

«Северное полушарие» назовем «полушарием, или Театром Человека», а «Южное» — «полушарием, или Театром Куклы».
Это пространственная модель Пантеатра.

современный пантеатр

Носителем трагического в театре, безусловно, является Человек, так как само его безусловное существование складывается из триады: Рождение – Жизнь – Смерть, а цель его – реализация в этой триаде как личности. «Остановись, мгновенье, — ты прекрасно…» для Человека означает только одно – Смерть.

Для Куклы же оно (мгновенье) может продолжаться вечно, и из него возможно возвращение к существованию. Именно к существованию, а не к Жизни, ибо Кукла не живет, не умирает.

Кукла — носитель эпического начала.

Но вернемся к Человеку.

современный пантеатр

Трагедия Шекспира Тит Андроник, Саха театр

В жанре трагедии Смерть поднимает все деяния Человека на подмостках до Предназначения, или до смысла Жизни, т.е. определяет невозможность альтернативы. В цепи случайностей уже видится стройность закономерности, Судьба случилась, и человек сумел в ней реализоваться полностью и Жизнью, и Смертью. Трагедия дает картину всей Жизни Человека, что и делает её самым высоким жанром в театре Человека.

В жанре Драмы Человеку уже отказано в полной реализации, остается место для надежд, не поставлена последняя точка, пережитое не поднялось до крайнего предела накала, не стало смыслом всей жизни. Человек отпущен на все четыре стороны, зритель вздохнул с облегчением. В Драме Человек уже «обделен», он уже отсек от себя суверенное право (увы, в жизни от него не отвертеться), право на смерть.

современный пантеатр

Следующая «широта» — Комедия. Время от времени находятся смельчаки, жаждущие превратить всеобщую любимицу в «высокий жанр», но человеческая природа противится этому подвигу. В чем тут дело? Возможно в том, что из всех возможностей реализовать свою Жизнь полностью, Человеку здесь позволено отобрать только ограниченный ряд изнаночных положений. Разумеется, он очень велик и разнообразен, но жестко ограничен намеренно суженным полем действия и реализации Человека.

Человек приблизился к «экваториальному полюсу» Пантеатра. Он максимально удалился от верхней границы Театра Человека – Полюса Смерти и приблизился к границе иного театра – Театра Маски. Он уже примиряет её, изменяя свою внешность гримом и другими приспособлениями. Хотя это уже вопрос кухни, но в нем есть и серьезное содержательное начало.

современный пантеатр

Два самых, может быть, существенных свойства Человека, — неповторимая индивидуальность и высочайшая ценность каждой секунды существования, утрачивает свою стоимость. Пограничная полоса, пограничные тарифы. Маска ни человеческой индивидуальности , ни Смерти не ведает…

Но к этому мы еще вернемся, а сейчас на другой полюс – полюс Небытия.

Кукла – отражение её творца, его отношения к Творцу, к Жизни, к Смерти, Хаосу, Времени, человеческому типу, характеру, к конкретной личности или вымышленному образу.

Она возникает из Небытия, существует и уходит в Небытие. Как же здесь разделить на «широты» полушарие Куклы на «глобусе» Пантеатра? Если в театре человека есть признанная иерархия жанров, то, что становится определяющим в кукольной иерархии?

Видимо, Эпический Полюс должен стать высшей точкой отсчета.

современный пантеатр

В эпической, или мифологической «широте» обитают Куклы-Знаки, Куклы-Понятия, являющиеся отражением наиболее общих для человечества значений: Хаос, Смерть, Время, Человек, Люди, Рок, Племя, Вражда и т.д. Мне представляется, что мифологическая или эпическая, Кукла в основном лишена антропологических признаков (как, например, занавес-рок Боровского в «Гамлете») или является сложной композицией из разнородных элементов (как автомобиль со всей «королевской ратью» Борнштейна в «Следствие по делу Вилли Старка»). Но это, возможно, не обязательный её признак.

Следующая «широта» — Фольклорный пояс. Здесь обитает Кукла-носитель обобщенного типа. Такими обобщенными типами являются Петрушка, Панч. Гиньоль, Карагез, Иванушка-дурачок, Царь, Поп, Солдат, персонажи басен, сказок и т.п. Разнообразие их велико, их черты начинают приобретать человекообразие, но стремятся избегать портретного сходства потому, что выражают отношение Художника к целым группам людей, отдельным чертам их характеров и пр.

современный пантеатр

Кукла приближается к театру Человека и набирается человекоподобия и во внешности, и в многообразии положений.
Наконец, «широта» примыкающая к «экватору», — пояс Пародии. В нем Кукла уже вплотную занимается человеческими делами. Она посягает своей портретностью на частную жизнь конкретного человека, смотрит на него из-за зазеркалья и вовсю притворяется живой, дискредитируя собственные посягательства и не оставляя Человеку шансов на бессмертие.

В этом поясе возникают драма, трагедия, но это псевдо, так как это лишь отношение к трагедии, драме, что, разумеется, не умаляет достигаемых при этом результатов. Напротив, трагикомический эффект (как в спектаклях Габриадзе), может быть очень силен. То, что марионетка, особенно нитяная, весьма успешно (наряду с манекенами) справляется с этой задачей, видимо, порождено её очевидной уязвимостью.

современный пантеатр

Итак, Кукла стремится обрести равные с Человеком права и «готова потерять бессмертие», притязает на человеческие индивидуальности. Человек же утрачивает свои достоинства смертного, лишается своей богатейшей неповторимости, стремится к упрощению и схематизму в надежде на новые возможности, и оба сливаются в Театре Маски.

Маска из Артефакта, могущего висеть на стенке и быть самоценным, приобретает воистину могучие свойства, только оказавшись на человеческом лице.

На «экваторе» Пантеатра Человек в Маске теряет свою индивидуальность, но, оставаясь смертным, обретает черты бессмертия через приобщение к таинствам всеобщего, вневременного. Кукла тем временем, не получая индивидуальности, приобретает смертную жизнь. Пусть нет первого, но в ней уже бьется живое сердце. Живое и мертвое слились, общее и частное выступают в нерасторжимом единстве. Апофеоз сближения трагического и эпического начал.

 
 

Тэги: история театра, современный пантеатр

 

Недавние записи в рубрике История