Биография и мировоззрение М.М. Сперанского

По-разному складываются творческие судьбы общественных и политических деятелей, имена которых вошли в историю. Один, прожив короткую блистательную жизнь, навсегда оставляет след в памяти народной. Другой остается автором либо одного произведения, написанного в молодости, либо создателем чего-то исключительного. Третий становится представителем и выразителем тех начал, которые, даже не осуществленные до конца, оказывают благотворное влияние на последующую общественную жизнь. Последнее целиком относится к судьбе Михаила Михайловича Сперанского.

Родился Сперанский  1 января 1772 года в семье бедного сельского священника в селе Черкутине Владимирской губернии. Когда ребенку было семь лет, отец отдал сына своему зятю, протодьякону Матвею Богословскому во Владимирскую семинарию. В семинарии Сперанский изучает латинский и греческий языки, обучается риторике, математике, физике, а также философии и богослужению.

Учился Сперанский отлично, особенно проявлял себя там, где следовало мыслить самостоятельно. Любимыми предметами были философия и риторика. В 1788 году Сперанский был отправлен в семинарию в Александро-Невском монастыре. Здесь были прогрессивно настроенные преподаватели.

Сперанский вспоминал позже, что один из учителей проповедовал ученикам идеи Дидро и Вольтера. Он продолжает усиленно заниматься философией, читает Декарта, Руссо, Локка, Лейбница. С книгами Канта он познакомится позже, так как не знает немецкого языка.

После окончания семинарии Сперанский остается в ней преподавать. Затем становится домашним секретарем князя А.Б. Куракина для ведения переписки внутри страны. Сближение с Куракиным вывело Сперанского на широкую дорогу государственной службы. После вступления на престол Александра I Сперанский получает звание статс-секретаря.

В 1802 г. он поступает на службу в министерство иностранных дел. Здесь Сперанским был составлен его знаменитый План государственных преобразований. В 1808 г. Сперанский был назначен министром юстиции. В 1809 году он возведен в чин тайного советника.

Михаил Сперанский

Однажды Сперанский обмолвился: «Существо моё не простое, а сложное», что вполне соответствует истине. И друзья, и враги реформатора отмечают в его сложной натуре умение, возведённое в степень искусства, приспособиться к любым обстоятельствам, вкусам, нравам, наклонностям самых разных людей, с какими ему приходилось общаться на поприще государственной службы. Но при этом – не терять своего, быть струной, звук которой весьма узнаваем.

К тому же, еще одно драгоценное качество выделяло Михаила Михайловича из среды сослуживцев. Ему было присуще умение «свою мысль сделать мыслью начальника путем незаметного, ненавязчивого внушения». Среди многих достоинств Сперанский имел очень важное, выделявшее его из среды, где он должен был действовать.

Его детство и юность, учение, карьера, нетипичные для придворного круга, в свое время позволили ему изнутри познать жизнь русского общества. Он с детства был наблюдателен, памятлив, любил и умел размышлять. Глубинные знания всего среза жизни формируют в молодом человеке не только противника деспотической власти, но и сторонника «истинной монархии», как он понимает её, то есть, формы правления, способной на практике сделать личность свободной.

Та же школа научила его и другому: чтобы выжить во враждебной придворной среде и суметь «пробить толщу», надо было суметь обеспечить себе безопасность, устойчивость и право заниматься вопросами государственной важности. Широкая образованность позволила ему познакомиться с основными направлениями политической мысли в западноевропейских странах. Он, безусловно, испытал влияние французских просветителей, немецкой политической школы. Довольно значительным оказалось влияние английских политических писателей – А.Смита, Дж.Стюарта, Д.Юма и других.

Глубокая религиозность обусловила его философские позиции. Бог выступал у него как верховный создатель и законодатель природы и общества. «Право верховное, – писал Сперанский, – не есть право в обыкновенном смысле: оно есть право божьей милостью, право священное, свыше устроенное и одно, которое можно назвать правом естественным».

Для Сперанского человек есть инструмент, с помощью которого происходит одухотворение мира природы. Вместе с тем человек является существом социальным. А общество есть арена, на которой люди сообща идут к высшей цели – единение с Богом и личному спасению. Сперанский разделил законы, данные Богом, на три категории: законы природы, разума и нравственные законы.

Общество несет в себе высокие моральные и объединяющие функции, противостоящие жестокости и эгоизму индивидуумов, предоставленных самим себе. Сперанский писал: «Если бы государство могло быть одно на свете и составлено из людей равно мощных или равно справедливых, тогда не было бы никакой нужды в правительстве, тогда каждый бы наслаждался в совершенной независимости личными своими силами».

Указанное неравенство он обосновывает «божественной правдой». Философия права у Сперанского распадается на три части: абстрактное право, мораль, нравственность. Исходным пунктом права выступает свободная воля. Первая заповедь права по Сперанскому – будь юридическим лицом и уважай других в качестве таковых. Его формула такова: «Не делай другому того, чего не хотел бы себе».

Воля личности должна проявляться не только в чём-то внешнем, но во внутреннем мире. Внутренний мир личности есть мораль. Воля человека проявляется не в мыслях, а в поступках и намерениях. Выше всего Сперанский ставит нравственность. В ней проявляются органические формы общности людей – семья, гражданское общество, государство.

«Силы нравственных существ, – пишет он, – распределены им от Бога по его правде. Тщетно было бы испытывать сие распределение в недре премудрости сокровенной; утверждать, что оно произведено сообразно природе каждого существа или тем вечным понятием, как творец имел о сущности каждого творения, утверждать, что природа существ определяется их природой: ибо силы их суть их природа».

Политические идеалы Сперанского не явились плодом случайного изучения наследия отечественных и зарубежных мыслителей. Сперанский считал, что социальный порядок возникает лишь тогда, когда индивиды добровольно признают свою свободу и моральные права. Отсюда следует, что права и свободы являются важнейшим условием существования любого общества.

Он писал: «давно уже примечено, что законы без нравов не могут иметь полного действия, в самом деле, законы не могут подчинить себе как только действия явные и, так сказать, публичные. Законы, коих сила простиралась бы на внутренние движения людей, были бы законы жестокие и собственному своему установлению противоречащие, ибо законы должны покровительствовать свободу, а не уловлять её подозрениями.

Отчего наилучшие законы часто не производят своего действия или исполняются медленно? Оттого, что не находят они в сердцах соответствующего им расположения…Они идут, так сказать, без силы, без внимания, едва приметны для самих тех, коим исполнение их поручено».

Весьма характерно замечание Сперанского относительно духа народного: «Дух народный, если не рождается, по крайней мере сильно ускоряется действиями и податливыми началами правительства…Нужно изъяснить пользу общего мнения и необходимости управлять им. Легко приметить можно, что чем народ и правительство просвещеннее, тем менее таинств политических».

Из этих слов понятно, почему общество в проектах Сперанского играет столь важную роль. По его проектам деятельность всех государственных органов должна совершаться публично. Сперанский выступает против каких-либо стеснений человеческой свободы и за предоставление самому человеку права свободного выбора между добрым и худым действием.

Такой философский подход к обществу и лег в основу плана преобразования государственной и социальной структуры, политико-правовой доктрины Сперанского. От современников молодой Сперанский отличался чёткостью, стройностью и исключительной ясностью государственно-правовых идеалов. Все его идеи с первых шагов имели выход в жизнь, его проекты и их теоретическое развитие носят на себе печать разностороннего изучения русской действительности.

Большое внимание Сперанский уделял двум видам свободы в обществе: свободе политической и свободе гражданской. Политическую свободу Сперанский связывал с недвижимой собственностью. Имеющий недвижимость или капитал «в известном размере более способен, в силу собственных интересов, заботиться о доброте закона».

Есть и моральные основания, по его мнению, для различия в правах политических: известные категории населения, как домашние слуги, ремесленники, подёнщики и «народ рабочий», едва ли обладают достаточным «разумом» и «любочестием», чтобы быть допущенными к законодательству. Раз не все слои общества могут быть допущены к праву выбора, то тем более нельзя допустить, рассуждает Сперанский, всеобщего права представительства.

Следует заметить, что в его рассуждениях, в его сочинениях много противоречий, которые возникают не из-за путаницы в мыслях, а вызваны как бы внутренним цензором, с которым нельзя было не считаться. Нация, считает Сперанский, должна претерпевать постепенные изменения. Реформатору следует проводить так свои изменения, чтобы «незаметно и даже обычному глазу невидимо новое здание, основанное на столпах разума и законности, выдвигалось за завесой существующего правления».

Предполагаемая им отмена крепостного права и возможность перехода из одного сословия в другое говорят в пользу прогрессивных взглядов Сперанского. Нельзя не учитывать то, что открытое предложение об отмене крепостничества встретило бы резкое сопротивление могущественного класса землевладельцев.

Сперанский предлагал, прежде всего, провести реформу государственного строя, желательную и для большинства дворянства, в уверенности, что одним из следствий её будет падения крепостного права. Но, с другой стороны, привлечение к политической деятельности свободного крестьянства и всех собственников придает проекту Сперанского демократическую окраску.

Гражданские права, то есть «безопасность лиц и имущества, составляют первое и неотъемлемое достоинство всякого человека, входящего в состав общества». Гражданскую свободу Сперанский определил как независимое друг от друга существование всех сословных групп в обществе.

С соответствии с этими исходными положениями он формулировал и противостоящее им понятия: политическое и гражданское рабство. Первое из них он определил как состояние, при котором воля одного – закон для всех; а второе рассматривал как социальный порядок, позволяющий одному классу «в повинностях личных или вещественных зависеть от воли другого».

Понятию политической свободы он придает больший объем по содержания и ставит понятие гражданской свободы в зависимость от него. «Никакая сила не может родить свободы гражданской, не установив свободы политической». Права гражданские должны быть основаны на правах политических, точно так же, как и закон гражданский не может быть тверд без закона политического».

Крепостничество Сперанский осуждал всегда, считая его несовместимым с цивилизованной государственностью. Прежде всего, полагал он, в государстве должно быть учреждено такое состояние, «в котором никто не может быть принуждаем к труду единым произволом другого и в коем труд составляет неотъемлемую часть каждого». Это и есть, по мнению мыслителя, «величайшая степень свободы и равенства, какую только можно желать в обществе».

Он требовал, чтобы гражданские права принадлежали всем без исключения подданным Российской империи. Политические права он считал необходимым распределять по «состояниям». Сперанский усматривал необходимость «необходимость во введении в России трех сословий: дворянство, люди среднего достатка и народ рабочий». Юридическое положение состояний определяется соответствующими законами, предусматривающими совокупность прав и обязанностей каждого слоя и правилами перехода из одного состояния в другое.

Подробно рассмотрел Сперанский проблему политической организации общества. Он видел три возможных варианта её устройства: «система республик, феодальная система и система деспотическая». Первая отличается участием в управлении граждан и господство законности; вторая характеризуется наличием самодержавной абсолютной власти, неограниченной законом, третья – «ни меры, ни границ» в своей реализации не допускает.

В этих рассуждения Сперанский, как и Монтескье, проводит границу между абсолютной монархией и деспотией, якобы по существующему между ними различию в целях. Для России же он считал традиционной формой монархию, добавляя при этом, что для русской политической культуры столь же традиционной является и тенденция к ограничению монархии Советом, в котором должны быть «представлены элементы политической свободы».

Сперанский сделал вывод: «Настоящая система правления не свойственна более состоянию общественного духа и настало время переменить её и основать новый порядок». Этот новый порядок вещей был не чем иным, как ограничением самодержавия и созданием в России монархии буржуазного типа.

Сущность необходимых преобразований состояла в том, чтобы «правление доселе самодержавное постановить и учредить на непременном законе», а для этого прежде всего необходимо разделение властей, ибо «нельзя основать правление на законе, если одна державная власть будет составлять и исполнять закон». Разделение властей требует такой их организации, при которой «одна будет действовать в образовании закона, а другая – в исполнение, а третья – в части судной».

Таким образом, Сперанский развивал схему, предложенную Ш. Монтескье. Порядок, подчеркивает он, должен охраняться, прежде всего, законом.

Взглядами Сперанского было недовольно консервативное дворянство. Его обвинили его в государственной измене. В 1812 году Сперанский был сослан в Нижний Новгород, затем в Пермь. В 1816 году он был назначен пензенским губернатором, в 1819 году — генерал-губернатором Сибири. Был инициатором реформ управления Сибирью.

В 1821 году возвращен в Петербург, назначен членом Государственного совета и Сибирского комитета, управляющим Комиссией составления законов. С 1826 года фактически возглавлял 2-е отделение Собственной его императорского величества канцелярии, осуществлявшее кодификацию законов.

Михаил Михайлович Сперанский был член ряда высших государственных комитетов 1820-30-х годов, в 1835-1837 годах преподавал юридические науки наследнику престола (будущему императору Александру II), с 1838 года он — председатель департамента законов Государственного совета.

Однако при всех превратностях судьбы идеи мыслителя были неизменными: он требовал введения в социальную и политическую жизнь принципа законности и утверждал положение о правовом государстве, призванном заменить власть человека над человеком господством закона и гарантирующем права каждой личности независимо от её сословного состояния. Отстаиванию этих идей он отдал всю жизнь, за них претерпел гонение и ссылку.

11 февраля 1839 года Сперанский умер. Весть о смерти Сперанского вырвалась в Европу. Там писали: «Сперанский обязан был судьбе одними высокими способностями, утонченною организацией души и многими тяжкими испытаниями; но самому себе обязан он всем, чего достигнул.

Каждый был глубоко растроган смертью этого человека, когда через несколько дней торжественные похороны его приближались к Александро-Невской лавре, первому приюту его молодости в столице, когда тело его внесли в те самые ворота, куда за полвека прежде вступил он бедным, неведомым, беззащитным юношей, с одними своими отличными дарованиями и с благородною самоуверенностью в душе!».

 
 

Тэги: Михаил Сперанский, Отечественная история

 

Недавние записи в рубрике История